Тогда всепоглощающая страсть в груди, змее Аароновой подобно, все остальное пожирает. Алмазы обладают такой прочностью, что при попытке расколоть их молот ломается, а наковальня может сдвинуться с места. Алмаз надо поместить в свежую и теплую кровь, но даже тогда нужно долго бить по нему молотом. Давно знакомые, не забытые призраки, пришедшие отпраздновать ее день рождения, заполнили просторный бальный зал. Сто приглашений поздравить внучку с днем рождения шесть лет сегодняшний вечер в Сидар-Хилл-Хаус, сто человек сочли за честь посетить великолепный бал.

Виновница торжества, стройная миниатюрная женщина, обладала столь горделивой осанкой, что казалась намного выше, чем была на самом деле. Трудно было, хоть однажды увидев, забыть это лицо: гордый профиль, сумеречно-серые глаза и упрямый подбородок, наследие шотландских и голландских предков, чья кровь смешалась в ее жилах. Куда ушло время, невероятно долгое время? Проводили со мной эти годы, стали частью моей жизни. Кейт, а она подумала: Скоро, родной, скоро.

Как жаль, что Дэвид не дожил и не успел увидеть своего правнука! Кейт вновь обежала глазами большую комнату и наконец заметила его около оркестрантов. Поразительно красивый восьмилетний мальчик со светлыми волосами, в черном бархатном пиджачке и брюках из шотландки, был точной копией прапрадеда, Джейми Мак-Грегора, портрет которого висел над мраморным камином. Будто почувствовав ее взгляд, Роберт повернулся, и Кейт, подняв руку, поманила его к себе. Бриллиант чистейшей воды в двадцать карат, поднятый отцом Кейт с песчаного берега почти сто лет назад, рассыпал сноп искр, отразив сияние хрустальной люстры. Кейт удовлетворенно следила за пробирающимся между танцующими гостями Робертом. Кейт непонимающе взглянула на правнука, но морщинки на ее лбу тут же разгладились.

Хочешь сказать, что он на самом деле очень хорош? Тебе и вправду не дашь девяносто. Кейт заметила в толпе танцующих внучку. Несомненно, они с мужем были самой красивой парой в этом зале.

Мать Роберта увидела сидящих сына и бабушку. Никто и представить не может, сколько всего ей пришлось пережить! С удовольствием представляю вам юного музыканта Роберта! Роберт крепко сжал пальцы прабабки, поднялся, направился к роялю и сел. На лице ребенка появилось серьезно-сосредоточенное выражение, пальцы забегали по клавишам. Он уже больше не ее ребенок, родной маленький мальчик. Аплодисменты, вознаградившие юного музыканта, были дружными и искренними.